Теория бесконечности
и время

материалы дискуссии

Опубликовано в "Философия науки и техники" 2016 г. Том 21. Номер 2

В публикации отражены материалы дискуссии, состоявшейся в формате «круглого стола» в рамках конференции «Квантовая механика и философский дискурс», которая прошла в Институте философии РАН 14–15 апреля 2016 г. В публикуемых материалах приводится обсуждение того, как результаты квантовых экспериментов могут изменить метафизические представления о реальности. Экспериментальная проверка не- равенств Белла, Леггета, Леггета-Гарга, а также эксперименты с отложенным выбором и квантовым «ластиком» подтверждают, что для квантовых объектов требуется существенный пересмотр представлений классического реализма. Обсуждаются различные подходы к трактовке наблюдаемых явлений. В рамках подхода модальной метафизики показано, как возможно разрешение ряда традиционных парадоксов квантовой теории, в частности, впервые удается показать, с чем связана «тайна квантовой механики», сформулированная Фейнманом.

Статья М.Бурик «Почему и как диалектика?» написана исходя из «диаматовской формулы» «диалектика – это развитие, развитие – это диалектика». Надо выяснить, а есть ли в этой «формуле» материализм и диалектика? Чтобы разобраться в этом вопросе следует понять «генезис» этой «формулы», откуда у неё «растут ноги». При внимательном рассмотрении вопроса оказывается, что «исток» этой «формулы» находится в идеализме Гегеля. Как получился такой парадокс? Во многом благодаря К.Марксу (а также Энгельсу, Плеханову, Ленину). Маркс, изучив труды Гегеля, сделал вывод, что у Гегеля не совсем подходящая диалектика. Гегель – идеалист, в этом его недостаток, поэтому нужна материалистическая диалектика. Этот вывод Маркса был, безусловно, шагом вперёд, большим достижением. Но попытка Маркса сделать следующий шаг, создать основы материалистической диалектики, не удалась. Из этой неудачной попытки и возник в дальнейшем «диалектический материализм» или «материалистическая диалектика». С Марксом случился тот же казус, что и с Колумбом. Христофор Колумб, руководствуясь гипотезой о шарообразности Земли, пришёл к выводу, что попасть из Европы в Азию можно и западным путём, а не только восточным. Вывод был, в общем, правильный, но приплыл Колумб к новой земле. Поскольку ему нужна была Индия (Азия), он решил, что вот это и есть желанный берег. Когда на вопрос «кто открыл Америку» отвечают, что это сделал Колумб, то такой ответ, конечно, неверен. Колумб «проторил дорогу» к открытию новой части света, а открыли её другие, поплывшие вослед Колумбу. Здесь напрашивается такая аналогия: Колумб – это Предтеча, Иоанн Креститель, но ещё не Христос. Таким же «Иоанном Крестителем», по сути дела, является и Маркс в диалектике. Но в отличие от ситуации с Америкой, когда быстро поняли, что это не Азия, в диалектике «материалисты» уже сотню лет настойчиво заверяют в правоте утверждения «диалектика – это развитие». Это, мол, и есть «Индия», это «материалистическая истина», а «материалисты», стало быть, самые диалектические, настоящие «христиане».

Августин Аврелий

Что же такое время? Кто смог бы объяснить это просто и кратко? Кто смог бы постичь мысленно, чтобы ясно об этом рассказать? О чем, однако, упоминаем мы в разговоре, как о совсем привычном и знакомом, как не о времени? И когда мы говорим о нем, мы, конечно, понимаем, что это такое, и когда о нем говорит кто-то другой, мы тоже понимаем его слова. Что же такое время? Если никто меня об этом не спрашивает, я знаю, что такое время; если бы я захотел объяснить спрашивающему – нет, не знаю. Настаиваю, однако, на том, что твердо знаю: если бы ничего не происходило, не было бы прошлого времени; если бы ничто не происходило, не было бы будущего времени… И если бы настоящее всегда оставалось настоящим и не уходило в прошлое, то это было бы уже не время, а вечность; настоящее оказывается временем только потому, что оно уходит в прошлое. Как же мы говорим, что оно есть, если причина его возникновения в том, что его не будет! Разве мы ошибемся, сказав, что время существует только потому, что оно стремится исчезнуть?

(Августин А. Исповедь. Абеляр П. История моих бедствий. М. Республика. 1992. С. 167).

Длительное время делает длительным множество преходящих мгновений, которые не могут не сменять одно другое; в вечности ничто не преходит, но пребывает как настоящее во всей полноте; время как настоящее в полноте своей пребывать не может.

(Августин А. Исповедь. М. 1992. С. 324).

Если же раньше неба и земли вовсе не было времени, зачем спрашивать, что Ты делал тогда. Когда не было времени, не было и “тогда”... Всякое время создал Ты, и до всякого времени был Ты, и не было времени, когда времени вовсе не было.

(Августин А. Исповедь. М. 1992. С. 326).

Аксенов Г.

Живые организмы есть генераторы времени. Этот вывод, на который наводило развитие описательного естествознания, распознается в начале двадцатого века только в интуициях и догадках отдельных ученых, но обсуждается, как мы видели, среди философов.

(Аксенов Г.П. Причина времени. М.: Эдиториал УРСС, 2001. С.130).

Бергсон только поставил человека в ряд всех живых существ, указав, что жизненный порыв в нем продвинулся дальше всех, но Вернадский показал конкретный механизм жизненных явлений, их роль в общем строе природы и в придании ей конкретной длительности. Только выяснив истинные размеры и мощность биосферы, Вернадский получил твердые основания для такого объединения. Положение "время – это жизнь" Бергсон основал на данных психологии. Вслед за ним его развивали многие философы начала века. Но одно дело сказать, другое – показать. Философское решение было необходимо, но не достаточно. Достаточным, то есть доказательным, оно стало только с осознанием вечности геологической роли биосферы.

(Аксенов Г.П. Причина времени. М.: Эдиториал УРСС, 2001. С.160).