Теория бесконечности
и время

В ХХ веке основной тренд в изучении времени был задан релятивистской физикой, где время было "опространствленно" (по выражению А. Бергсона) то есть превращено в линейный континуум одной из пространственных осей 4-мерного континуума Минковского. При этом бесконечное временное измерение охватывало сразу и Прошлое, и Будущее, а Настоящее отождествляли с условной точкой отсчета. Соответственно, временное становление, связывающее понятия Прошлое, Настоящее, Будущее исчезло, а сами эти понятия стали трактовать просто как слова обыденного языка для выражения необратимости физических явлений на макроуровне. XXI век начался в физике с противопоставления двух концепций: автор одной отрицает объективность Времени (Barbour). В другой – научное понимание Времени провозглашено важнейшей задачей, без решения которой развитие физики невозможно (Smolin). Безусловно, второй подход более конструктивен – он формулирует проблему, а не «заметает её под ковер». Мы полагаем, что особенности, обнаруженные в структуре Времени, подразделенной на Прошлое, Настоящее и Будущее, дают материал для построения его адекватной модели, – но не на основе пространственно-геометрических представлений и понятий, а на основе теоретико-множественного подхода. Иными словами, именно те трудности, которые заставили скептика Секста Эмпирика отрицать реальность Времени, а затем привели Блаженного Августина к субъективизации времени, трудности, которые заставили МакТаггарта вычеркнуть временной ряд из анналов аналитической науки, позволят нам сформулировать принципиально новую модель Времени и ответить на вопрос: «Что такое Время само по себе?» Основанием нашей модели станут те свойства Времени, которые отражают структуру его становления, а не просто линейную упорядоченность мгновений. Именно становление является наиболее непроясненной чертой Времени.

Здравствуйте, Максим Григорьевич!

С большим воодушевлением прочитал Вашу статью, опубликованную ровно год назад в журнале "Квантовая магия". Нахожу много совпадений в идеях и оценках. Некоторые я уже излагал в своих публикациях - практически в тех же выражениям. Полагаю, Вы с этим согласитесь - раз сослались на мою небольшую статью. Так что, думаю, есть смысл наладить творческий контакт для скоординированной работы в этой специфической области.

Я сейчас как раз работаю над новой статьей, посвященной проблематике пространства-времени, надеюсь, что Вас мои подходы заинтересуют. Посылаю черновой вариант своей статьи - буду рад услышать Ваше мнение и возможные критические замечания.

Гео́рг Ка́нтор (нем. Georg Ferdinand Ludwig Philipp Cantor, 3 марта 1845, Санкт-Петербург — 6 января 1918, Галле (Заале)) — немецкий математик. Он наиболее известен как создатель теории множеств, ставшей краеугольным камнем в математике. Кантор ввёл понятие взаимно-однозначного соответствия между элементами множеств, дал определения бесконечного и вполне-упорядоченного множеств и доказал, что действительных чисел «больше», чем натуральных. Теорема Кантора, фактически, утверждает существование «бесконечности бесконечностей». Он определил понятия кардинальных и порядковых чисел и их арифметику. Его работа представляет большой философский интерес.

Введение

Наука, чтобы остаться эффективным и трезвым предприятием, вынуждена всегда задумываться о своих границах. Подобное продумывание обычно осуществляется в рамках тех паранаучных дисциплин, которые занимаются проблемами обоснования научного знания: методологии и философии науки. Утеря чувства границ всегда приводила и приводит науку к утопическим проектам, которые суть своеобразный род мечтаний, замыкающих человека в некоторую “виртуальную” реальность. Эта виртуальная реальность ложного проекта, нередко, тем герметичней отгораживает человека от истинной реальности, чем более состоятельной с абстрактно-логической точки зрения выглядит соответствующая научная теория.

Можно рассматривать как внутренние, так и внешние границы науки. Внутренние границы обусловлены самим научным методом. Познание не исчерпывается только научным познанием. Последнее имеет свои специфические особенности. Еще Паскаль учил нас различать “raison gйomйtrique” и “raison de finesse”. Наука сама выделяет изучаемую ею сферу реальности, сама конструирует свой предмет и задает свои правила, тем самым определяя и свои границы. Однако внутренние границы науки хотя всегда и наличные, тем не менее исторически достаточно подвижны. Наука стремится раздвинуть свои границы как “вширь” — экстенсивно, через включение в исследование все новых и новых областей, так и “вглубь” — через более критический пересмотр своих методов и предпосылок. Наука в этом смысле предприятие всегда развивающееся, растущее, с подвижными внутренними границами.

Однако ограничения науки возникают и по другой причине. Наука, используя определенный методологический инструментарий, стремится рационализовать изучаемые фрагменты реальности, дать их образ в виде некой связной логической системы. Но не все в реальности допускает такую рационализацию, что и создает внешние границы для науки. В жизни присутствует и иррациональное, причем двояко: и как до-рациональное, и как сверхрациональное. В реальности есть место хаосу, в котором разуму, так сказать, “не на что опереться”... В то же время есть и сверхрациональное — то, доступ к чему был возможен, например, в неоплатонизме, только благодаря экстазу (мистика Единого). В мировых авраамитических религиях это есть Бог-Творец, познаваемый не столько через наше изучение Его, сколько через Его нам откровение... В этой сфере также возможно (и действительно) познание, но уже не в его научной форме, предполагающей целый набор философских и методологических предпосылок: субъект-объектное разделение, возможность методологически контролируемого и повторяемого эксперимента, принудительную доказательность результатов, общезначимость и т.д.